Иркутск Сегодня

57 подписчиков

Свежие комментарии

  • Aнатолий Райков
    Прекратите вырубать леса,а то ЗЕК-м работы не останется.СОВСЕМ.Иркутская область...
  • ВЛАДИМИР ЛАПИН
    э-э-э, ошибку заметил не полом подумал, а ПОТОМ.Семь участков дор...
  • ВЛАДИМИР ЛАПИН
    я сам ранее занимался прокладкой дорог, асфальтированием и т. д. прочитал и обалдел, цены завышены как минимум на пор...Семь участков дор...

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Три ветерана, три истории, в прошлом – одна война на всех. Вместе с волонтерами Победы мы встретились с тремя ветеранами Великой Отечественной войны.

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Иван Александрович Саевец: Надо дать народу жить…

Один из них Иван Александрович Саевец. Волонтеры приходят к нему не в первый раз, он встречает гостей нарядный, красивый. Готовился. У него своя история войны, рассказать которую он не смог, говорит с трудом и мало, мужчина 1927 года рождения, пережил войну. Когда началась война, он был еще несовершеннолетним, всего 14 лет, конечно, на войну шел не через военкомат, возраст не фронт идти был слишком мал, война его настигла сама.

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

“Мне было 14 лет, я 27 года. Ой, что мы пережили, ужас. Немцы нашу деревню окружают, и никого никуда, и списки у них – кого оправдать, кому 20 палок дать, кого расстрелять. Так одному старику дали 20 палок, он через сутки умер. Это в нашей деревне. А 40 мужчин молодых в самом расцвете – расстреляли. Мы в лес ушли, партизанами стали, если бы не ушли в лес, всех бы уничтожили. В соседней деревне живыми людей сожгли, мам, детей – всех”.

Войну прошел партизаном, лес спасал от смерти, но в лесу не просто скрывались от врага, из леса с врагом воевали. В разведку ходили.

Делали кто что мог для Родины.

А что сейчас? Как сделать лучше?“, – спрашиваем мы.

“Надо дать народу жить, чтобы народ был доволен. Раньше заводов было много, а сейчас одни торговые центры. Надо дать народу жить, дать работу”.

У ветерана сейчас небольшая пенсия, и вся уходит на лекарства. Хорошо, что рядом дочь. Был еще сын, но погиб. Говорит, что на еду хватает, покупают фрукты, овощи, а вот что-то крупное уже не купишь.

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Недавно просил, чтобы трубы заменили дома, даже в правительство обращался, но не сделали этого. Волонтер Катя обещала помочь.

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Иван Александрович прожил с женой 67 лет вместе, вырастили детей, но сын погиб, дочка рядом. Две правнучки. Иван Александрович завет их по имени отчеству: Елена Игоревна и Анастасия Игоревна, ему так нравится. Гордится ими, и языки, говорит, учат, и вокалом занимаются, в школе хорошо учатся, на каникулах не могут дождаться, когда учеба начнется.

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Галина Романовна Шипулина: Сейчас сохранять мир очень трудно, потому что мир не один

Галина Романовна коренная сибирячка, родилась в Канске в 1924 году, 26 ноября. В 42-м окончила школу. После год отучилась на историко-филологическом факультете, но не закончила, в феврале 1944 года, будучи 19-летней девчонкой, ушла на фронт. Но не сразу, сначала закончила женскую снайперскую школу, а уже после отправилась в бой. Трудно было уже во время учебы, вспоминает Галина Романовна. Все девчонки были домашние, не привыкшие к трудностям. А в школе для снайперов было все очень строго. Еще тяжелее оказалось на войне.

Выпуск из школы – 60 человек, все примерно одного возраста, молодые девушки. Девчонок разделили на группы и отправили на фронт. Это был 44 год. Галина боевое крещение прошла на 1-м Украинском фронте и дошла до Берлина.

Первую бомбежку пережила в Бресте.

“В Бресте первая для нас бомбежка была. Кто под теплушку лезет, кто бежит куда глаза глядят, страшно, комья земли летят, запах взрывов. А потом смеялись друг над другом, кто как от взрывов прятался”.

После Бреста двинулась в Польшу. В пути было тяжело и голодно, каждая снайперша несла винтовку 4,5 килограмма весом, снайперскую лопатку, котелок, шинель и вещмешок с одеждой и патронами. И даже праздничную одежду девочкам выдали еще при окончании снайперской школы, но ее в лесу оставили – лишний груз. В Польше девушек разделили по несколько человек в разные части, Галину – в 726 стрелковый полк 395-й стрелковой дивизии. Командиром Гали был легендарный Вася Курка. С ним она узнала, что такое окопы, что такое смерть совсем рядом.

“Командир скомандовал прыгать в окоп. Прыгнули, и оказалось, что там лежит солдат мертвый, я поскользнулась на нем и так испугалась, что меня аж выбросило из окопа, и я побежала в сторону немцев, слышу, кричат “Не туда”. И только потом сообразила, что бегу в сторону врага от страха. Страшно, не дай Бог кому-то знать, что такое война”.

Галина большую часть времени не участвовала в открытых боях – прикомандировали к знаменному взводу, так что кто-то шел в наступление, а она охраняла полковое знамя. Но и стрелять по врагу приходилось тоже. Со своей частью Галина Романовна прошла Белоруссию, Польшу и дошла до Германии. Здесь остановились с частью на реке Нейсе (Ныса-Лужи́цка — река, протекающая по территории Чехии, Польши и Германии, левый приток реки Одры).

“Мы встали в оборону на реке Нейси. Наше направление было на Берлин. Маршал Жуков с той стороны. А мы здесь. На реке Нейси не оказалось переправы. А часть наша большая, с пушками. И стали сооружать мы переправу, пока строили ее, узнали, что война закончилась. В Берлин мы не зашли. Но медали за отвагу получили”.

Сейчас у Галины Романовны большая семья, хоть мужа уже и нет рядом, зато рядом дети, внуки и правнуки. Галина Романовна ведет активный образ жизни, и любит читать стихи. И молодым говорит вот что:

“Мы были очень патриотичными, мы очень любили свою Родину, и сестры и браться – все участвовали в войне, кто был ранен, кто умер… А что делать? Надо быть готовым защищать Родину. Сейчас сохранять мир очень трудно, потому что мир не один, и Россию все не знают уже как зажать. А мы русские, мы очень добрые люди, мы привыкли, ведь жили раньше деревнями, все друг другу помогали. А за границей каждый за свое. Надо любить свою Родину, а тем, кому плохо здесь – уезжайте отсюда, Земля большая”, – говорит ветеран.

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Валентина Степановна Голыно: чтобы страна была вооружена так, чтоб ее боялись – с этим я согласна

Войну встретила тоже совсем молодой, провела ее в тылу, училась, работала. Хоть и не на фронте, но служила тоже, как в армии.

“Когда началась война, я жила в Свирске. Недалеко построили завод, много секретных заводов было. Когда началась война, остались в поселке одни женщины, на заводе работали в основном одни женщины. И у кого только-только родились ребятишки, сразу ясли возле завода сделали, построили детский сад. Основная рабочая сила же из молодых. Я отлично училась и так плакала, что дальше учиться не буду. Работала я и в детском саду воспитателем, хоть образования не было. С шести утра работала. И еще и год был неурожайный, картошка не уродилась. И нам давали копать где захотим, на любой земле. И вот “как хотите, кормите детей”.

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Я хотела строить самолеты, но так их и не строила. Потом пошла в военную школу, приняли без экзаменов. Во время учебы мы должны были служить, но зато получили техническое образование, мы согласились. Жили в бараке. Отучились. Стипендию когда получала, отвозила маме.

После работала в Гипрошахт. Всю жизнь”.

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

 

Муж был сапером, каждую ночь они ползли и разминировали территорию, чтобы утром рота могла пройти. Как-то пришел с поля и в палатку спать, но не уснул, ушел спать под березу на воздух. И в этот момент в их палатку попала бомба, в ней оставалось девять человек, все погибли. Он он живой, и долго не рассказывал об этом.

“Фронтовики и другое рассказывали, страсти. Не дай Бог никому, та война была тяжелой, сейчас легче будет, нажмут кнопку и все. Какое зло было у немцев, и они дисциплинированы были очень, даже кто знал, что не надо бы что-то делать, а приказ есть приказ”.

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

На наш вопрос, как жить лучше, отвечает так:

“Я с женской линии по-своему рассуждаю. Ну чтоб страна была вооружена так, чтобы ее боялись, я согласна, думаю, что это правильно. А чтоб люди жили лучше? Почему-то у меня впечатление, что люди сами обленились. Надо было быть воспитательницей, пошла работала, я нянькой работала уже с шестого класса с тремя детьми, все лето водилась и шила им. Мы за все брались и все получалось, кем бы мы не работали. Был период, когда я пошла на пенсию, мне было 57 лет, все ахнули, но у меня заболела дочка, я должна была идти. Я и санитаром работала, сидеть не могла на месте, все мыла, и туалеты мыла. И ничего со мной не случилось. Работать надо. Иди и работай, дворником, санитаром. Как это нет работы?”

Про взаимоотношения с другими странами говорит, что Россию, да, гнобят, но погнобят, да перестанут. Говорит, что в 90-е страну разрушили. Но сейчас все восстанавливают.

Сообщение Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия появились сначала на Иркутск Сегодня.

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

Ветераны войны из Иркутска: три истории, три напутствия

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх